Flowstate

flowstate

Решился попробовать приложение Flowstate и остался доволен. Суть видна на гифке сверху: заряжаешь таймер на N минут и пишешь, но как только перестаешь печатать текст, программа засекает 5 секунд и после удаляет все, что ты только что написал. Если успеть начать печатать снова — ничего не удалится.

Долго не хотел пробовать приложение, казалось, что будет нервировать. Потом придумал два варианта: пописать в нем утренние страницы и черновики статей.

Благодаря приложению обнаружил, что во время утренних страниц несколько раз за сессию задумываюсь и залипаю посмотреть в окно как раз таки на несколько секунд — раз, тянусь в гугл проверить что-нибудь, что по пути придумал — два. Раньше мне казалось, что это происходит реже, а тут приложение не дает терять бдительность. По ощущениям вместо нервности наоборот какая-то приятная фокусировка на дневниковой записи.

Перед тем, как писать черновик статьи во Flowstate выписал тезисы без таймера, а потом уже под таймер и в приложении разворачивал каждый тезис подробнее. Тоже получилось интересно: быстрее проскакивал места, в которых не уверен и не успевал отвелкаться на внутреннего редактора там, где контента было достаточно. В итоге получилась статья для Perito Burrito про то, как вернуться из отпуска с идеями.

Скачать можно тут: http://hailoverman.com/flowstate
Приложение только для mac/ios. Есть виндовый/веб аналог: write or die.

Перепрыгивание от задания к заданию

В книжке «Критическая цепь» Э. Голдратта очень наглядно показан вред перепрыгивания между задачками:

tasks

Процитирую объяснение из книги:

– Предположим, что работник должен сделать три элемента: А, В и С. Эти элементы могут входить в разные проекты или в один, это значения не имеет. Выполнение каждого элемента требует ровно десять рабочих дней. Если он будет работать с элементами последовательно, то на исполнение каждого элемента уйдет десять дней. Так, через десять дней после того, как он начнет работу над В, В будет готов и его передадут другому человеку для дальнейшей работы. Но наш работник находится под давлением и старается удовлетворить требования всех. В результате он работает с одним элементом пять дней и переходит к другому элементу. Предположим, что он работает с элементами в такой очередности А, В, С, А, В, С. Каким будет время исполнения каждого элемента?

Время исполнения каждого элемента удваивается. И это при том, что мы еще не учли время, которое теряется при переключении от одного элемента на другой…Неважно, в какой форме имеет место это перепрыгивание. Это могут быть совещания, «пожары», параллельные задания. Эффект тот же самый. Время исполнения раздувается.

То же самое справделиво внутри дня. Допустим, вам нужно написать письмо, минут этак за 10. Вы начали, прошло 5 минут, вас отвлекли в мессенджере, потом еще где-нибудь, потом вы вернулись к письму (представим, что тут же сходу вспомнили, что писать дальше), потратили еще 5 минут и письмо готово. Только «календарно» письмо заняло у вас час с небольшим, а не 10 минут. И вот это раздувание может быть критичным для некоторых процессов.

Нил Гейман на необитаемом острове : рекомендации книг

книги нила геймана

Аарон Хиклин распрашивает разных людей о книгах, которые они взяли бы с собой на необитаемый остров. Ответы он публикует на своем сайте One Grand Books. Недавно список для проекта составил Нил Гейман по случаю выхода книги его переложения скандинавских мифов. Оказалось, что бóльшая часть рекомендуемых книжек есть на русском, поэтому решил сделать русскоязычный список.

Нил Гейман

Слово Нил Гейману:

«Книга Нового Солнца», Джин Вулф
Лучший научно-фантастический роман прошлого века. Четыре тома о памяти и правде.

«Луд-Туманный», Хоуп Миррлиз
Моя любимая историческая-сказка-детектив-фэнтэзи.

«Ловушка для волшебников», Диана Джонс
Она была лучшей писательницей волшебной детской литературы в нашем поколении. Не уверен, что это её лучшая книга, но моя любимая — это точно.

‘London Labour and the London Poor’, Henry Mayhew
По ощущениям это как огромный и сумасшедший роман Диккенса, который никак не кончается. Настоящие интервью с работягами и нищими викторианской эпохи.

«Джонатан Стрендж и мистер Норрелл», Сюзанна Кларк
Это как будто утерянный фэнтезийный роман Джейн Остин о том, как в Англию возвращается магия.

«Рога», Джо Хилл
Чрезвычайно сильный писатель. Это его второй роман, про человека, который проснулся после плохой ночи с рогами, растущими из его лба.

‘ALEC: The Years Have Pants’, Eddie Campbell
Лучшая автобиография из всех воплощенных в форме комикса. Возможно, потому, что автор её таковой не задумывал.

«Холодный дом», Чарльз Диккенс
Канцлерский суд разрушает жизни людей любых слоев британского общества, от высшей аристократии, до городских подворотен. Великолепное чтение. Даже если вы не любите, когда люди спонтанно самовозгораются.

«Князь Света», Роджер Желязны
На далекой планете, в далеком будущем, колонисты с Земли правят миром, прикидываясь индуистскими божествами. Один из них становится Буддой и начинает с ними бороться. Религия, приключения и научная фантастика вперемешку.

«Человек, который был четвергом», Гилберт Кит Честертон
Блистательный кошмар о том, как полицейский агент проникает в кружок анархистов.

Беседа с Даниэлем Канеманом

Даниэль Канеман

Перевел пост Моргана Хаусела, который посетил встречу с нобелевским лауреатом Даниэлем Канеманом, соавтором книги «Думай медленно, решай быстро». Морган выписал основные мысли профессора из двухчасовой беседы:

Про упорство: «Я работаю без невозвратных издержек. Мне нравится менять мое мнение. Есть люди, которые прямо не любят менять точку зрения, меня же, напротив, впечатляет этот момент. Это показатель того, что я учусь чему-то. Невозвратных издережек у меня нет в том смысле, что я могу бросить идею, которую разрабатывал год, если обнаруживаю идею получше. Это хороший научный подход. Одна из самых серьезных ошибок начинающих исследователей — попадаться в ловушку невозвратных издержек. Они начинают работать над проектом, и не останавливаются даже, если проек не срабатывает и не обещает ничего хорошего. Я думаю, что чрезмерное упорство — качество, которое может вам помешать, если вы занимаетесь интеллектуальным трудом».

Про преимущества организаций: «Я скептично отношусь к идее о том, что люди могут усовершенствовать свой образ мышления или начать контролировать свою интуицию. Это возможно, но очень сложно. Зато я действительно оптимистичен по поводу потенциала институтов и организаций самосовершенствоваться, прежде всего потому, что у них есть процессы и они думают медленно (отсылка к книге «Думай медленно, решай быстро» — прим. Макс). Они могут контролировать то, как они интерпретируют происходящее. Они могут задавать вопросы про качество данных. Думаю, что исследования по поводу того, как можно улучшить процессы принятия решений внутри организаций — это то, к чему мы уже готовы. То, что нам по плечу».

Про эмпатию: «Было проведено множество экспериментов, в которых израильтян и палестинцев собирали в каком-нибудь одном месте, а потом между ними происходило что-нибудь хорошее. Просто собираете людей вместе. Получается, правда, искуственная конструкция. Ее очень сложно масштабировать. Но это абсолютная правда, что начинают происходить хорошие вещи, когда вы собираете незнакомых людей в позитивной атмосфере. Эти незнакомцы обнаружат, что они похожи друг на друга гораздо больше, чем они были предрасположены думать раньше. Они обнаружат друг друга. Множество хороших вещей происходит, когда люди вступают в тесный контакт. Но этот контакт чрезвычайно сложно повторять в крупном масштабе».

Про передумывание: «Идеи становятся частью нас самих. Люди идентифицируют себя со своими идеями, вкладываются в свои идеи, особенно, если рассказывают о них публично. Таким образом, появляется множество сил, сдерживающих вашу возможность поменять точку зрения. «Передумать» вообще считается плохим словом. И совсем зря. В науке, люди, которые умеют бросить старую идею и поменять свое мнение, обычно добиваются успеха. Это редкое и ценное качество, качество хорошего ученого».

Про сотрудничество: Амосу Тверски приписывают такую цитату: «Мир не очень-то расположен к сотрудничеству». Интересная мысль. Он имел в виду, что когда люди замечают какой-то совместный проект, им очень интересно «кто же сделал это?». И предполагают, что кто-то один.

Но никто из нас не мог бы сделать то, что мы сделали по отдельности друг от друга. Мы по отдельности были довольно хороши в том, что мы делаем, но наша совместная работа, очевидно, на порядок выше всех наших предыдущих самостоятельных исследований. И при этом когда кто-нибудь из нас двоих говорил о нашей совместной работе, это все равно звучало так, как будто кто-то из нас сделал все водиночку. Амос сказал: «Я рассказываю людям о нашей совместной работе, а людям кажется, что я справился сам». Вот в этом и заключается проблема восприятия сотрудничества, а заодно и обнаруживется способ исправить ситуацию. Довольно часто действия окружающих деструктивны для сотрудничающих, особенно вот эта тяга обнаружить единственного человека в команде, которому выдать лавры, не считая команду чем-то целым. Книга Майкла Льюиса (‘Undoing Project’ — прим. Макс) будет полезна, если люди задумаются о самоценности сотрудничества».

Про то как образование меняет мышление: «Существуют исследования, указывающие на то, что если вы предоставите некоторые доказательства чего-либо, то у людей все равно останется по этому поводу несколько поляризованных мнений. Даже если это высокообразованные люди. Они находят способ интерпретировать данные в противоположных смыслах. Наш разум сконструирован таким образом, что во множестве ситуаций, где присутствуют и наши убеждения, и факты, решающее значение будут иметь убеждения. Это и делает невозможным процесс убеждения людей через доказательства. Как раз поэтому само по себе образование не изменит культуру. Воспистывать критическое мышление через образование — долгий процесс, и я не очень оптимистичен по этому поводу».

Про травмы мозга: «Не буду давать никаких комментариев, так как ничего не знаю об этом, и совершенно убежден, что люди должны оставаться в рамках своей области знаний, когда озвучивают свое мнение».

Про то, как будет меняться мир: «Тридцатилетние знают, как будут меняться мир, потому, что они будут его менять. Мне восемьдесят, поэтому я не имею ни малейшего понятия».

Что такое помодоро таймер

помодоро таймер

Помодоро-таймер — это когда заряжаешь таймер минут на 25, делаешь задуманное заранее дело, а потом 5 минут отдыхаешь. Потом заново.

Придумал такой способ в 80-ых годах итальянец Франческо Чирилло, тогда он, согласно легенде, еще учился в университете и хотел справляться с учебой пососредоточенней. Название получилось в честь кухонного таймера в виде помидорки.

Сейчас у Франческо своя консалтинговая фирма, а способ разросся в The Pomodoro Technique со своей философией и трюками.

Есть ребята, которым комфортно работать по помидоркам целый день, выдерживая темп. Я предпочитаю использовать таймер под настроение.

Мне больше всего нравится в помодоро-таймере два момента: он провоцирует формулировать небольшие задачки и напоминает о том, что никакая задача не длится целую вечность.

Небольшие задачки

Ограничение в 25 минут довольно прозрачно намекает на то, что задачку нужно сформулировать такую, чтобы успеть её выполнить за отведенное время. Таким образом, мы ловим минимум два положительных эффекта сразу.

Во-первых, приходится поточнее сформулировать именно небольшую задачку. То, что до этого момента было у вас записано как один пункт списка дел, в этот момент может стать двумя, тремя, а то и всеми пятью отдельными задачками. И с каждой из них будет попроще справиться.

Во-вторых, есть вероятность, что через некоторое время вы научитесь замечать небольшие результаты — каждая такая маленькая выполненная задачка в момент выполнения будет вызывать приятные ощущения. Это вместо того, чтобы утром впрягаться в нечто большое и недоформулированное и вечером выдыхать в бессильном состоянии.

Не-вечность

Неприятные и непонятные задачи имеют обыкновение казаться вечными. Садитесь за нее, и тут же возникает мысль, что придется делать ее гораздо дольше, что все будет гораздо сложнее и непонятней, и все это будет длиться… вечность? С таймером все чуть проще. Вечность будет длиться 25 минут. И в моменты, когда захочется катапультироваться из процесса, можно себе об этом напомнить.

Кстати, не обязательно заводить таймер именно на 25 минут — можете подстроить отрезок под себя: ставьте 15 минут или 45. Главное, чтобы меньше часа.

Аэропресс

аэропресс

Кофе сейчас интересней, чем когда-либо. На эту мысль я натыкаюсь, кажется, каждый раз, когда гуглю что-нибудь про «третью волну». Не знаю, как там было когда-либо, но мне сейчас точно интересно: разное зерно, разные вкусы и ароматы, разные способы приготовления!

Завёл дома аэропресс и словил такой восторг от использования, что решил поделиться с вами.

Что такое аэропресс

Аэропресс — инструмент для приготовления кофе. Его относят к так называемым «альтернативным способам» приготовления кофе.

Выглядит устройство как насос из тёмного полипропилена. Он состоит из нескольких простых деталей, три из них собираются в сам, собственно, аэропресс, а часть из них — вспомогательные, вроде ложечки для перемешивания, воронки и ложечки для дозирования кофе. В процессе использования весь этот набор кажется просто прямо чудом инженерной мысли. Даже не ожидал такого, когда наблюдал за тем, как аэропресс мне готовили бариста в кофейнях.

Как заваривать кофе в аэропрессе

Вот схема-инструкция, вложенная в коробку:
как готовить аэропресс

Вынимаем поршень из колбы, укладываем бумажный фильтр в крышечку, закручиваем, перемалываем кофе и засыпаем в колбу ложечкой или через воронку, встряхиваем колбу, заливаем чуть остывашей водой, размешиваем 10 секунд, вставляем поршень и продавливаем его в чашку. Готово. На все про все уходит несколько минут.

Отдельный кайф — то, как устройство чистится. Видите там в правом нижнем углу инструкции момент про «всегда очищайте устройство сразу после использования (да, даже до того, как глотнете кофе)»? Когда прочел этот пункт первый раз, подумал: «Ну вот! Ритуал как-то становится прозаичней», но, как только попробовал, понял, что зря расстроился. Никогда не сталкивался с тем, чтобы кофе-девайс было так удобно чистить. Достаточно просто открутить крышечку и продавить поршень до конца — кофе просто выпадет из колбы. Изобретатель говорит, что такая чудо-очистка — случайность.

Кстати, об изобретателе. Спроектировал Аэропресс человек по имени Алан Адлер, специалист в области аэродинамики и конструктор проапгрейженной фрисби, которая называется Аэроби.

В своем интервью Адлер рассказал, что бумажные фильтры можно использовать несколько раз, что он удивлен чемпионатам по аэропресс-приготовлению кофе, поворчал про перевернутый способ приготовления, и что самая частая ошибка при готовке таким способом — слишком сильно давить на поршень.

Nuggets: Original Artyfacts From The First Psychedelic Era 1965-1968

nuggets гаражный рок психоделический рок

Сборник ‘Nuggets: Original Artyfacts From The First Psychedelic Era 1965-1968’ — один из самых важных сборников в истории рок-музыки, культовая запись для поклонников гаражной и психоделической музыки, предвестник прото-панка и панка, короче, совершенно знаковый артефакт.

Впервые компиляция была выпущена в 1972 году. Буклет этой записи содержит одно из первых печатных упоминаний слова «панк». Подготовил сборник к публикации коллекционер музыки Ленни Кей, который позже стал гитаристом в группе Патти Смит. Две виниловые пластинки в ярком конверте были выпущены на лэйбле Elektra благодаря Жаку Хольцману, сооснователю лэйбла Elektraе. Elektra — это там, где издавались The Doors, Love, The Butterfield Blues Band, The Stooges и The MC-5. Обложку нарисовал Эйб Гурвин, который помимо психоделики и рока оформлял похожим образом записи Баха, например.

Идея сборника — задокументировать несколько лет расцвета американской рок музыки второй половины 60-ых. Расцвет был вызван прежде всего «Британским вторжением». Рок-н-ролл и ритм-н-блюз из США перелетели океан, превратились в британские группы, обновили имидж и вернулись на родину по радиоволнам, пластинками и в одном самолете с The Beatles. Британское вторжение вызвало эффект подобный тому, что позже произведет панк — множество ребят и девчат собрали группы, насочиняли песен и сделали записи. Ленни Кей решил обратить внимание не на группы «первого эшелона», вроде тех же The Doors, а на второй уровень культурного слоя: The Electric Prunes, The Standells, The Shadows of Knight, The Seeds, The Barbarians, The Remains, The 13th Floor Elevators, Count Five, The Chocolate Watch Band, знакомые многим по фильму Гая Ричи The Castaways, и другие.

Каждый из этих «артефакты психоделической эры» обладали своими особенностями звучания. Одним из важных открытий сборника стало то, что музыка, которая только что в 60-ых казалась очевидной, в начале 70-ых заиграла новыми яркими красками, причем совершенно разных оттенков: экспериментальное гитарное звучание Electric Prunes, психоделическое клокотание 13th Floor Elevators, синтезаторы и высокие голоса The Castaways, гипнотизирующие The Seeds, тяготеющие к традиционным ритм-н-блюзовым трюкам The Shadows of Knight, у каждой, каждой группы на этом сборнике вы обязательно найдете какую-нибудь детальку, которая будет удивлять, ай гаранти ит.

Слушайте сами:


Потом компиляция Nuggets неоднократно переиздавалась, по пути вдохновив огромное количество других людей начать заниматься музыкальной археологией и издавать свои собственные сборники от знаковых и размашистых по охвату серий в духе Pebbles или Back From The Grave до более узконаправленных, вроде географических English Freakbeat, Fort Worth Scene или Highs in the Mid Sixties (по которым, мне кажется, я хоть немного стал ориентироваться в штатах США), гендерных Girls in the Garage или Femmes de Paris или экзотических Cambodian Rocks, Cazumbi или Java-Java: Indonesian Fuzz. Если у многих групп на сборнике Nuggets были долгоиграющие пластинки, то теперь музыкальные археологи раскапывают редкие синглы-семерки совсем малоизвестных школьных групп, а то и вовсе кассеты с безымянными группами во время поездок по Камбодже.

ps:

Жак Хольцман отвечал на AMA на reddit и там был вопрос от пользователя dockersshoes с просьбой рассказать про Nuggets поподробней, вот ответ Жака:

Pertinent question, thank you, especially since Nonesuch celebrated its 40th anniversary just last year. I used to visit Lenny at the Village record store at which he worked. I was fascinated by the garage bands of the early 60s who would have a single that was memorable over a short lifespan and no meaningful albums to speak of. So I thought, it might be fun to see if we could license all of these odd tracks, provide a frame of reference for them, and put them together in a 2-LP set. And I had a name. Namely, Nuggets — simple and to the point. Later that same day, I ran into Lenny, mentioned this to him, asked him if he wanted to pull it together. Close friends ever since. It’s the only compendium album not by a single artist that Rolling Stone recognized in the 250 best Rock Albums Of All Time. It’s at 191. Nuggets was reissued in a special 40th anniversary edition by Rhino on CD and vinyl last year.

Тебе кажется, что ты думаешь над решением

v-goljavkin-pro-to-dlja-kogo-vovka-uchitsja_1

Во время одного из недавних разговоров собеседница очень точно сформулировала ощущение, которое возникает, когда сталкиваешься с какой-то трудной-трудной задачкой или ситуацией, решение которой никак не приходит в голову. Попросил разрешения поделиться этой формулировкой в блоге. Передаю слово:

«Знаешь, как сидишь над какой-нибудь задачкой, бьешься прям вот долго, и ни хрена у тебя не получается. Ты просто тупо в нее смотришь. А в какой-то момент ты начинаешь думать. И ты понимаешь, что до этого ты просто смотрел на задачу. Смотрел так: «Ну ее реально сложно решить, че ж мне делать». Потом в какой-то момент у тебя реально начинают работать мозги, и ты начинаешь думать именно над решением. И только тогда ты начинаешь что-то соображать по поводу нее. То есть ты смотришь, смотришь и тебе кажется, что ты думаешь, тебе кажется, что ты ее решаешь. Но на самом деле это фигня, потому, что ты просто пялишься на нее и думаешь о том, как тебе сложно. А вот когда в какой-то момент вдруг включаются мозги, и ты начинаешь реально над ней думать, вот тогда могут прийти какие-то решения»

По мотивам решил придумать себе вопросы, которые помогут проверять, что именно со мной сейчас происходит: это я думаю о том, как мне сложно, или думаю, как решить задачку на самом деле?

  1. Я сейчас думаю над решением задачи или о том, как мне тяжело?
  2. Если думаю над решением, то как задачка, сдвигающая меня в сторону решения сформулирована у меня в списке дел?
  3. Можно ли сформулировать эту задачку точнее?

Отдельно подумалось, что полезно и переживания по поводу сложности задачи вынести себе отдельной задачки в духе: «Записать в дневник: что именно мешало мне справляться с задачей? Как можно взаимодействовать с этим по-другому в следующий раз?»

Контент-план борющегося с перфекционизмом

перфекционизм

На днях у психолога Irine Rokotova в фб появился замечательный пост про блоги и перфекционизм, называется «Контент-план борющегося с перфекционизмом».

В этом контент-плане всего три пункта:

— написать то, что никому не интересно
— написать то, что совершенно очевидно
— написать то, в чем я плохо разбираюсь

Сначала просто усмехнулся. Как точно-то! Сколько только в прошлом месяце отвернул своих постов из блога по хотя бы одной из этих родных уже причин!

А потом меня пронзила мысль: Стоп! Но это же правда прям готовенький контент-план, без шуток, контент-план борющегося с перфекционизмом. Бери, да делай.

Решил воспользоваться этими тремя пунктами как руководством к действию: придумать себе темы 3 постов соответствующих плану, и написать их до конца января.

Сходу оказалось, что сложнее всего, не поверите, придумать тему, которая никому не интересна.

Темы накидал такие:
— помодоро-таймер (очевидное)
— аэропресс (плохо разбираюсь)
— сборник nuggets (не интересно. хотя, чорт, мне вот очень интересно)

Такой вот челлендж. Кто со мной?

#очевиднонеинтереснонеразбираюсь

Барбара Оакли отвечает: Как читать/учиться сфокусировано и сконцентрировано, избегая отвлечений и прокрастинации?

бег и разум

Физкультура! Физкультура! Физкультура! Разные исследования подтверждают, что именно физические упражнения помогают справиться с ситуациями, когда вы застряли, отвлекаетесь, прокрастинируете и далее по тексту. Поэтому просто глупо не пользоваться возможностью провести какое-то время, упражняясь, особенно, если вы сбиты с толку.

Когда я начинаю отвлекаться, то обычно стараюсь найти минут 40 на физические упражнения. Прогулка по улице в бодром темпе вполне подходит, и после нее я чаще всего чувствую, что «вернулась на рельсы».

Посмотрите полезное видео, которое мы записали для курса Learning How to Learn, там мой коллега по курсу Терри Сейновски рассказывает подробности о том, почему физкультура важна. А выше на фото вы видите Терри после пробежки по пляжу. Подает пример!